САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ
ТЕЛЕКОММУНИКАЦИЙ
ИМ. М. А. БОНЧ-БРУЕВИЧА

АРХИВ НОВОСТЕЙ И СОБЫТИЙ

АРХИВ ДИСЦИПЛИН

ПЕРВОКУРСНИКАМ

О КАФЕДРЕ

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

К 100-ЛЕТИЮ Р. А. АВАКОВА

СОСТАВ КАФЕДРЫ

ЛАБОРАТОРИИ

ФАКУЛЬТАТИВЫ

ДИПЛОМНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ

МАГИСТРАТУРА

ТЕМЫ ДИССЕРТАЦИЙ

СОИСКАТЕЛЯМ И ВЫПУСКНИКАМ

АСПИРАНТУРА (НИИТС)

НАУКА (НИИТС)

ПУБЛИКАЦИИ (НИИТС)

БИБЛИОТЕКА (НИИТС)

АРХИВ ONLINE-ДИАЛОГА
С ЗАВ. КАФЕДРОЙ

НОВЫЙ САЙТ















Вебмастер
Роман Балашевич

ПАМЯТЬ СУРОВОГО ВРЕМЕНИ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Годы становления Санкт-Петербургского университета телекоммуникаций, более известного, как ЛЭИС, пришлись на 30-е – непростые годы борьбы с троцкистами, меньшевиками, эсерами, отчего пострадал кадровый состав ЛЭИС. Однако, к началу войны в институте насчитывалось примерно 1700 человек, в том числе 1400 студентов, было 23 кафедры,  40 учебных и научных лабораторий, работали учебно-производственные мастерские.

Сухие строки, сухие факты, – но за ними – суровое напряженное дыхание времени, которое сохранили наша память и архивы, – документальные свидетельства прошлого.

Приближение войны стало ощущаться в жизни института в самом конце 30-х годов. Приведем лишь одну запись событий тех лет.

Профессор Деречинский  Рувим  Яковлевич, возглавлявший с 1930 по 1937 год одну из старейших кафедр института, – кафедру Телефонии,  рекомендовал талантливого студента Олега Алексеевича Соболева «к оставлению в институте в качестве аспиранта». С апреля 1937 года  Олег Алексеевич – аспирант, с января 1938 года – заведующий Телефонной лабораторией, с марта – начинает работать по совместительству в качестве ассистента. Однако военный комиссар г. Ленинграда, несмотря на неоднократные ходатайства директора института Сидорова Ф.Н, не дает отсрочку по призыву, и военкомат Куйбышевского района  с 10 августа 1940 года призывает Олега Алексеевича в РККА (КБф)...  Впереди – героическая оборона Лиепаи (июнь-июль 1941 года), дороги войны, Победа и  возвращение в Ленинград. После демобилизации О.А. Соболев работал на «Красной Заре», входил в состав рабочих групп Постоянных комиссий СЭВ по совместной разработке координатных, квазиэлектронных и электронных АТС, в 1966 году в составе советской делегации участвовал в работе Исследовательской комиссии МККТТ (Флоренция, Италия) по разработке систем сигнализации №5 и №6. С 1967 по 1975 годы Олег Алексеевич Соболев работал доцентом кафедры Телефонии.

В самые первые дни войны в стране началась массовая мобилизация. Увольнения в институте «по мобилизации в ряды Красной Армии» были проведены  уже 23 июня 1941 года. Студенты, профессора и преподаватели уходили на фронт, причем значительная часть студентов старших курсов перешла в военно-учебные заведения для прохождения ускоренной подготовки командиров связи. Оставшаяся часть студентов и преподавателей (порядка 30% от довоенного состава) несла дежурства в отрядах МПВО, пошла на строительство оборонных сооружений на подступах к Ленинграду (в Лужском, Чудовском, Батецком, Красносельском, Кингисеппском районах, в районе Средней Рогатки), рыла щели для укрытия населения в черте города, в том числе в Саду отдыха на Невском проспекте. Для засылки в тыл врага был сформирован партизанский отряд, куда от института вошло 15 человек. Тридцать студентов и преподавателей вошли в состав истребительного отряда. Организовывались рабочие отряды по обороне города. Рабочий отряд института насчитывал 50 человек. В отряде проводились занятия по программе всеобуча, рассчитанной на 110 часов. Отряд готовился к уличным боям на случай прорыва врага в город.  Был создан специальный батальон связи, штаб которого в первые месяцы войны находился в помещении института, на наб. р. Мойки, 61.

Пролистаем хронику кафедры Телефонии за июнь-июль 1941 года.

23 июня 1941 года был мобилизован в Красную Армию Евгений Васильевич  Гаврилов, заведовавший кафедрой с 1939 года. Он прослужил в г. Ленинграде, – вначале в Отделе связи Северо-Западного Фронта, затем инженером Штаба Ленинградского Фронта и инженером в батальоне связи. В 1944 году его наградили  медалью «За оборону Ленинграда».

23 июня 1941 года был мобилизован в ряды Красной Армии ассистент кафедры Павел Дмитриевич Куташов.  Он воевал на Ленинградском фронте, был ранен. Вернувшись с фронта, П.Д. Куташов продолжил свою трудовую деятельность на заводе «Красная Заря».

23 июня 1941 года был мобилизован в ряды Красной Армии ассистент кафедры Рафаэль Антонович Аваков, окончивший в 1938 году с отличием факультет Телефонной и Телеграфной связи. На дорогах войны он принимает участие  в боях против немецких и японских  захватчиков, дослужившись до помощника командира отдельного батальона связи. В 1946 году, после демобилизации, Рафаэль Антонович возвратился в родной институт и продолжил работу на кафедре Телефонии. С 1969 года он –   профессор, а с   1970 года – заведующий кафедрой   Автоматической электросвязи (все той же кафедры Телефонии, а ныне – кафедры Систем коммутации и распределения информации), оставаясь  в строю до последних дней своей жизни.

25 июня 1941 года по институту вышел приказ: «В связи с мобилизацией руководителя кафедры Телефонии Е.В. Гаврилова, руководство кафедрой возлагается на И.Д. Берга». Иван Денисович Берг был зачислен в штатный состав кафедры в марте 1940 года. Сохранилось его заявление с резолюцией Е.В.Гаврилова: «...Инж. Берг является одним из наиболее крупных (в масштабе СССР) специалистов по автоматической телефонии. Посему считаю привлечение И.Д. Берга к работе на кафедре весьма желательным...». Иван Денисович Берг руководил кафедрой до последних дней своей жизни. Он был «уволен ввиду смерти» 22 января 1942 года.

2 июля 1941 года муж Ю.З. Бруниной (ассистента кафедры Телефонии), будучи заместителем директора одного из Ленинградских заводов, был откомандирован Комиссариатом Черной Металлургии в Свердловскую область. В ответ на заявление Юлии Захаровны «освободить ее  от работы для отъезда вместе с мужем» кафедра принимает жесткую резолюцию: «Ввиду того, что подавляющее большинство членов кафедры демобилизовано, и обеспечить учебный процесс оставшимися силами нельзя – отпустить не представляется возможным. 3.07.41».

И лишь распоряжение прокурора Куйбышевского района гор. Ленинграда от 4.07.41: «В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР предоставить расчет Ю.З.Бруниной и не задерживать на службе.  Расчет произвести в течение суток»  позволило в тот же день получить перевод на другую работу: «Освобождена от должности ассистента в связи с откомандированием в распоряжение ЛОНИИСа». После войны Ю.З. Брунина  работала на кафедре Телефонии  Московского электротехнического института связи.

Июль – август 1941 года – время перестройки работы института на выполнение заданий военного времени. По заданиям военного командования и городских организаций на кафедрах была организована переподготовка военных связистов, кафедрами стали выполняться специальные заказы. Так, в лабораториях кафедр Телефонии и Телеграфии ремонтировалась  аппаратура проводной связи, которая поступала с передней линии обороны Ленинграда.  Учебно-производственные мастерские полностью перешли на производство продукции для фронта: они начали выпускать снаряды 85-го калибра. Секретарь партбюро института Ольга Николаевна Павлова (Иванова), будучи доцентом кафедры Телефонии, работала в мастерских института инженером-конструктором, а в экстремальных ситуациях сама становилась к станку.

Осенью и зимой 1941 года мастерские института выполнили заказ штаба фронта: изготовили  ряд приборов для оборудования военных судов и 10 радиостанций для железных дорог, наладили выпуск деталей для радиотехнического оснащения партизанских отрядов. Вот что пишет о том времени сама Ольга Николаевна:

«...Во время Великой Отечественной войны и блокады Ленинграда продолжала работать доцентом кафедры, обучая студентов вечернего отделения. В 1942 году была назначена  и. о. заведующей кафедрой Дальней связи и междугородных станций, а в 1945 году – и. о. заведующей  кафедрой Телефонии. Работала в мастерских института по ремонту аппаратуры связи, привозимой с Ленинградского фронта, а также по изготовлению корпусов для зенитных снарядов. Дежурила в отрядах самообороны во время налетов вражеской авиации. Во время войны с 1941 по 1945 гг. была секретарем партийной организации ЛЭИС...»

Осенью 1941 года учебные занятия в институте возобновились, однако в связи с выполнением заданий оборонного характера они протекали нерегулярно, а с началом блокады города условия для занятий  существенно усложнились. Основное внимание было обращено на старшекурсников с целью ускорения их выпуска. Ценой невероятных усилий, под обстрелом и бомбежкой врага, когда в блокадном городе тысячи ленинградцев умирали прямо на улицах, удалось в феврале 1942 года выпустить 59 инженеров связи. Молодые инженеры были переправлены из осажденного Ленинграда через Ладожское озеро по «дороге жизни» в Москву, откуда, после восстановления здоровья, были направлены к местам работы на предприятия страны.

13 марта 1942 года институт был эвакуирован в Тбилиси, а  в Ленинграде было оставлено все оборудование и имущество института, а для его охраны – небольшая группа обслуживающего персонала. Была оставлена и производственная мастерская с полным штатом рабочих.

Ольга Николаевна Иванова  вспоминала: «...Люди держались, но коммутаторное оборудование в холодную зиму 1941-1942 годов стало выходить  из строя. Во дворе института «раскопали» давно засыпанную яму, в которой были обнаружены старые доски. Бережно собирали эти доски и топили ими одну из старинных кафельных печей лаборатории, в которой стояли коммутаторы. Так мы спасали оборудование для будущих студентов, веря в нашу Победу...». 

Рабинова (Ипатова) Лия Абрамовна, студентка легендарного блокадного выпуска, рассказывала своей дочери, работающей в наши дни  доцентом кафедры:

«Когда началась война, мы с Соней (Софьей Григорьевной Прудинской, впоследствии – одним из ведущих технических специалистов дирекции радио и телевидения) были на практике в Великих Луках в Псковской области, куда очень быстро стали подходить немцы. Нам удалось уехать в теплушке без крыши, благодаря тому, что начальник станции учился в Ленинграде и пожалел двух несчастных девушек. Добирались долго, закрывая головы от пулеметных обстрелов с самолетов чемоданами, но остались целы и невредимы и добрались до дома к огромной радости своих родных.

Вскоре началась блокада. Институт был отправлен в эвакуацию, но часть преподавателей и студентов по разным обстоятельствам не смогла уехать. Занятия продолжались,  и все происходило приблизительно так: придя в институт, каждый шел по нашим темным и узким коридорам и искал, где свет. Это означало, что там есть люди и главное – топится печка. Так собирались студенты, и преподаватели им рассказывали то, что могли рассказать в таких условиях. Чтобы получать не иждивенческую продовольственную карточку, многие пошли работать. Я стала работать на телефонной станции в Мариинском театре, где на крыше размещался пункт наблюдения МПВО и где дежурили по очереди с целью оповещения о налетах. Как и многие другие ленинградцы, студенты находились на казарменном положении, но когда была возможность, удавалось ходить в институт на занятия. Как известно, город очень сильно бомбили и обстреливали, и одна из бомб попала в крыло театра, примыкавшее к улице Декабристов, и разрушила его так, что с площади были видны ложи, сцена и кресла. Было организовано оцепление. Проходившие мимо оголодавшие люди, видя разрушения, нанесенные любимому театру, плакали.

Зимой 1942 года Министерством связи было принято решение организовать ускоренный выпуск студентов- пятикурсников и эвакуировать их в Москву для распределения на работу. В Москве  на вокзале нас встретил представитель Министерства и отвез в Министерство связи на улицу Горького. Там сбежались все сотрудники, нас жалели, ведь тогда никто не осознавал истинные масштабы бедствий, переживаемых ленинградцами, повели в столовую, и сердобольные работницы, сочувствуя и плача, накормили нас кашей доотвала, чего никак нельзя было делать, и все  мы серьезно заболели. Меня еле выходили.  После выздоровления всех распределили на работу, меня направили в г. Молотов (ныне г. Пермь). Приехав туда, столкнулась с громадными трудностями, – голод, холод, – выжить в семье или хотя бы в знакомом месте было гораздо легче.

В таких тяжелых обстоятельствах появилась мысль вернуться обратно, и вскоре такая возможность представилась. В райкоме комсомола объявили набор добровольцев на Балтийский флот, и я решила таким путем вернуться  в Ленинград, поближе к родному дому и семье, и пошла рядовым краснофлотцем на Балтийский флот...»

Послевоенная трудовая жизнь  Лии Абрамовны была посвящена строительству сооружений связи на северо-западе страны, которые строил трест «Лентелефонстрой», где она работала много лет инженером, начальником отдела и главным инженером одного их управлений.

В 1943 году, чтобы дать возможность оставшимся в  Ленинграде студентам продолжить образование и чтобы создать условия для реэвакуации института, был организован филиал института. Его директором был назначен  В.Л. Боровский.

В октябре 1943 года по ходатайству филиала ЛЭИС и  с разрешения командования в/части 75762 Е.В. Гаврилов зачисляется  по совместительству  на должность и.о. руководителя кафедры Телефонии. В.Л. Боровский поручает Е.В. Гаврилову ведение учебных занятий (приказ № 18 от 10 октября 1943 года).

В феврале 1944 года на него возлагается  руководство восстановлением лабораторий  кафедр Телефонии и Телеграфии (приказ № 117 от 1 июня 1944 года). Евгений Васильевич некоторое время работал деканом Проводного факультета. Однако, в мае 1945 года Народный Комиссариат Связи направляет  Е.В.  Гаврилова временно исполняющим обязанности начальника бюро средств связи советской военной администрации в Германии.

Приближался День Победы...

 

При подготовке страницы использованы материалы архивов Ленинградского учебного комбината связи и Ленинградского электротехнического института связи, материалы из семейных архивов Р.А. Авакова, О.Н. Ивановой и Н.В. Балабаевой (Ипатовой), а также издание ЛЭИС «К пятидесятилетию советской власти» и юбилейное издание «Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. М.А. Бонч-Бруевича (1930 – 2000)».