САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ
ТЕЛЕКОММУНИКАЦИЙ
ИМ. М. А. БОНЧ-БРУЕВИЧА

АРХИВ НОВОСТЕЙ И СОБЫТИЙ

АРХИВ ДИСЦИПЛИН

ПЕРВОКУРСНИКАМ

О КАФЕДРЕ

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

К 100-ЛЕТИЮ Р. А. АВАКОВА

СОСТАВ КАФЕДРЫ

ЛАБОРАТОРИИ

ФАКУЛЬТАТИВЫ

ДИПЛОМНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ

МАГИСТРАТУРА

ТЕМЫ ДИССЕРТАЦИЙ

СОИСКАТЕЛЯМ И ВЫПУСКНИКАМ

АСПИРАНТУРА (НИИТС)

НАУКА (НИИТС)

ПУБЛИКАЦИИ (НИИТС)

БИБЛИОТЕКА (НИИТС)

АРХИВ ONLINE-ДИАЛОГА
С ЗАВ. КАФЕДРОЙ

НОВЫЙ САЙТ















Вебмастер
Роман Балашевич

К 100-ЛЕТИЮ Р. А. АВАКОВА. ВСПОМИНАЕТ В. Д. САФРОНОВ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Это было недавно, это было давно...

Вспоминает В. Д. Сафронов, выпускник факультета АЭС 1974 года

Рядом был учитель славный
И многое тогда сбылось.
Как это было все недавно
И как все быстро пронеслось!

Прежде всего хочется припомнить студенческую жизнь того времени. Нам было свойственно чувство  товарищества и взаимной поддержки, мы не чувствовали никакого отчуждения друг от друга.  Были общие цели, общие дела и общие интересы. Спустя годы я понял, что в части успеваемости и обязательной посещаемости занятий каждым студентом все мы были под постоянным, я бы даже сказал, авторитарным контролем, но это лишь дополнительно сплачивало нас. 

Как-то мрачно наше недавнее прошлое представляется современными СМИ. Все сводится к тому, что были очереди, и нельзя было ничего купить. Не буду это комментировать, но даже на стипендию (35-45 руб.) можно было прожить, приобретая самое необходимое.

Помимо учебы, жизнь в институте была очень разнообразной и интересной. Многие занимались дополнительной общественной работой. В каждой группе, как и сейчас, был староста и его заместитель. На первом курсе он назначался деканатом, а впоследствии выбирался группой. Конечно же, выбирался еще комсорг, профорг, культорг, политинформатор и член учебно-воспитательной комиссии (УВК). Все эти структуры имели управление на уровне курса, факультета и института. Кроме того, многие были членами Добровольной народной дружины (ДНД). На каждом курсе был свой командир,  а дежурили мы в районе пл. Восстания по несколько раз в семестр.

Многие работали в СНО (студенческое научное общество), причем с оплатой, которая была соизмерима с размером стипендии (30-40 руб.). Если устроиться в СНО больших проблем не составляло (каждый лектор приглащал на свою кафедру), то попасть в хороший Студенческий строительный отряд (ССО) было сложно.

Хорошими считались дальние отряды, выезжающие за пределы Ленинградской области: Коми АССР, Мурманск, Архангельская область, Алтай, Дальний восток и т.д.  Критерием отбора в такие отряды было участие в ССО в Ленинградской области на младших курсах, где считалось, что много не заработаешь. Многие девушки выезжали в Астраханскую область на сбор помидоров и арбузов.

Был отряд проводников, работавших на железной дороге, и другие профильные отряды типа «Энергия», занимавшиеся прокладкой линий электропередач. Заработать также можно было, оставшись на лето в институтском хоз. отряде. Но это считалось совсем непристижным.

Наиболее значимыми были интер-отряды с участием зарубежных студентов, обучающихся в институте, отряды, принимающие студентов из других стран, и отряды, выезжающие в другие страны. В нашем институте по договорам с зарубежными институтами выезжали отряды в Польшу, ГДР, ЧССР, можно было также пройти летнюю практику за рубежом.

Сафронов 1У каждой группы был куратор — преподаватель одной из кафедр, который помогал своей группе добиваться желаемых результатов. Не могу забыть и о консультациях преподавателей в общежитиях, где каждый студент имел возможность сдавать свои «долги». А также о том, как Нина Петровна Мамонтова на кафедре сетовала, что к ней на консультацию пришли девушки в халатах и домашних тапочках.  Помню, как утешал её, что это их дом, в который мы ходим.

В общежитиях были свои органы самоуправления. Студенческие советы определяли не только поселение в конкретные комнаты и обеспечивали порядок, проверяя санитарное состояние комнат и организовывая дежурство, но и  вели культурно-массовую работу: конкурсы между этажами, спартакиады, праздники. Большой читальный зал быстро превращался в танцплошадку, на которой выступали многие известные тогда ансамбли, например, Земляне, Мираж, Аквариум (с Б. Гребенщиковым) и др. Многие студенты стремились попасть на танцевальные вечера и карнавалы в общежитие вплоть до взятия штурмом балконов второго этажа по водосточным трубам.

На снимке Ректор института Муравьев К.Х.  и наш молодой декан Аваков Р.А.  на студенческом вечере в общежитии  (Средний проспект, 57).

Возвращаюсь к ранее упомянутой УВК. Меня выбрали председателем этой комиссии  после Б.С. Гольдштейна, возглавляющим сейчас нашу кафедру (он учился на год старше, был бессменным руководителем институтского КВН).  Эта комиссия проверяла явку студентов на занятия в виде неожиданных рейдов на лекции и проверки присутствующих, приглашала на свои заседания студентов, пропускающих занятия, работала в составе стипендиальной комиссии, комиссии по распределению студентов после окончания института, а также в составе многих Советов факультета и института.

На одном из таких Советов мне пришлось выступать и отстаивать мнение своей комиссии. Мое критическое выступление не всем понравилось. Но, когда оно закончилось, ко мне подошел проф. Р.А. Аваков и неожиданно предложил работать в СНО на каф. АЭС (сейчас это кафедра инфокоммуникационных систем). Именно этот момент (как сейчас я это понимаю) повлиял на всю мою дальнейшую жизнь.

Рафаэль Антонович был деканом самого большого в институте факультета АМЭС, который  позже разделили на АЭС и МЭС. Впоследствии он возглавил самую большую выпускающую кафедру АЭС. В то время я учился у Репина Николая Григорьевича, Подвидза Михаила Марковича, Соболева Олега Алексеевича, Фаня Геннадия Линовича. На лабораторно-практических занятиях самыми «грозными» преподавателями были Ривина Александра Горациевна и Лабахина Алевтина Серафимовна. Работали молоденькие Егорова Галина Николаевна, Балабаева Наталья Васильевна, Лисовский Эдурд Павлович, а Нина Петровна Мамонтова была уже доцентом, и я сдавал ей экзамен по «Теории телетрафика».

Было невозможно предположить, что мне когда-то доведется быть в одном строю с такими мастерами, как: проф. Лившиц Б.С., проф. Покровский Н.Б., Галли В.А., доц. Гуан Т.И., доц. Игнатьев В.О., доц. Исаев В.И., доц. Мамонтова Н.П., доц. Потапов Ю.Н., ст. преп. Смелова В.А. ст. преп. Сондерис А.Ю. доц. Чагаев Н.С., доц. Штурбин В.Ф., Яковлев С.А. и др. На одном курсе со мной учились будущие профессора Соколов Н.А., Кучерявый А.Е.

После окончания института меня по рекомендации Рафаэля Антоновича оставили на кафедре. Он мне давал рекомендации при вступлении в кандидаты и члены КПСС. Этим партийным билетом я до сих пор дорожу. Под руководством Рафаэля Антоновича я защитил кандидатскую диссертацию, получил звание доцента, избирался зам. секретаря комитета комсомола института, в партбюро факультета, депутатом районного Совета народных депутатов, входил в состав научно-технического совета факультета, был зам. зав. кафедрой по научной работе.
Сафронов 2
На кафедре всегда царила обстановка товарищеской взаимопомощи, почти семейной теплоты и доброжелательности. Было ощущение рабочего праздника, но были и настоящие праздники.

На снимке 1976 года президиум конференции, посвященной 100-летию изобретения телефона: секретарь партбюро факультета Бутыльский Ю.Т., молодой декан Когновицкий О.С., в центре — председатель конференции, зав. каф. АЭС Аваков Р.А.

На кафедре были свои порядки. Например, Рафаэлю Антоновичу разрешалось (вернее, не запрещалось) курить на кафедре, при этом разрешалось и тем, кто с ним беседует. Иногда я подсаживался к нему с вымышленным вопросом (особенно, когда не было сигарет), но Рафаэль Антонович сразу улавливал умысел и, чтобы побыстрее отделаться от назойливого сотрудника, доставал из ящика стола пачку со словами: «Кури!». В периоды, когда он бросал курить, пачка сигарет из ящика не исчезала. Он нам разрешал их брать, но мы, правда, старались позже возвращать.

Рафаэль Антонович был тем человеком, к которому мы ходили в трудную минуту. Для каждого у него находилось доброе слово, понимание и поддержка. Мы знали его любимую поговорку: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих!» И когда в ходе разговора выяснялось, что имеет место как раз такой случай, то спокойно и уверенно шли сами себя спасать. При этом Рафаэль Антонович всегда внимательно следил за ходом спасательных работ и не забывал поинтересоваться, туда ли плывем  и  подсказывал, в случае необходимости, куда нужно грести. Вот мы и гребли, а перестанешь грести, понесет обратно по течению или утонешь! Воспитанная таким образом самостоятельность и приобретенная  уверенность до сих пор позволяют быть на плаву.

Рафаэль Антонович обладал уникальной памятью и писательским талантом. Совместная работа с ним над учебными пособиями была всегда творческой и поучительной. А по-части памяти у нас на кафедре был еще один вундеркинд — это Ривина А.Г., которая, кроме всех релейных цепочек, помнила и то, что большинство из нас считает «мусором»: все дни рождений, номера телефонов, всех наших жен, мужей, детей, любой наш успех или промах, помнила всех студентов и могла дать характеристику каждому. Вобщем, ей бы куда-нибудь в разведку, но она предпочла наш коллектив.  

Рафаэль Антононович очень заботился о кадровом составе кафедры и привлечении молодежи. Так в разные годы на кафедре появились Данилов В.И., Калугин А., Колбанев М.О., Константинова Т.Л., Лазарева И.Л., Лаюшка И.А., Махнач Н.Ю., Немец А.Б., Парфилова Л.В., Попов В.В., Шалаев А.Я., Шилин Е.Ю., Толпыгига А.Г., Тумасян А.А. и др.

Нашей кафедре необычайно повезло с заведующими, у которых, как по заказу, кроме профессионализма, проявлялась необыкновенная демократичность, уважение к преподавателю и студенту, чувство юмора и личный пример. Уверен, что в этом и есть залог успешности работы кафедры и ее преподавательского состава. Особо трудный период достался на долю проф. Берлина Александра Наумовича, который смог в сложное перестроечное время сохранить коллектив и обеспечить развитие кафедры.

Есть на кафедре особый человек, о котором нельзя промолчать. Английское словоBody имеет около 30 значений в своем переводе и среди них: основная, главная, центральная часть; корпус; орган; организация; ассоциация; юридическое или физическое лицо, а в разговорном — просто, человек. В нашем кафедральном смысле таким человеком является Исаев Владимир Иванович — честный, добросовестный, неутомимый труженик и вечный ЗАМ. He keeps body and soul together — т.е. сводит концы с концами (поддерживает существование кафедры).

Основным критерием Юрия Тихоновича Бутыльского, который по линии деканата проверял научную деятельность кафедры, был как раз: «сходятся ли концы с концами?» Если сходятся, то оценка положительная. Если нет, то была рекомендация их свести. У нас эти «концы» почти  всегда сходились.

Сейчас основные позиции на кафедре принадлежат поколению учеников Авакова Р.А, Лившица Б.С., которые, в свою очередь, готовят следующую смену. Традиции кафедры по скрупулёзному подбору своих кадров продолжаются…

Место моей основной работы несколько раз менялось, но преподавательскую работу я не оставлял. Старался поддерживать родную для себя кафедру и соответствовать духу Рафаэля Антоновича в своей работе и жизни. В расписании своих лекций я всегда просил  аудиторию 451, которой было присвоено его имя. Портрет Рафаэля Антоновича  создавал эффект его присутствия  и строгого контроля, не допускающего халтуры. Это великое чувство осознания  продолжения школы Авакова Р.А. сохранилось и по сей день у преподавателей кафедры, верных традициям и профессиональному долгу.

Советский физик Л.А. Арцимович написал:  «Студент — это не сосуд, который нужно заполнить, а факел, который нужно зажечь». Рафаэль Антонович зажёг во мне огонёк и он жив. Он горит и не сдается. В нем часть благородного сердца и души моего учителя!